Домашняя страница
Актрисы | Актёры | Кинорежиссёры | Сценаристы
Фильмы по годам:
2013 | 2012 | 2011 | 2010
2009 | 2008 | 2007 | 2006 | 2005 | 2004 | 2003 | 2002 | 2001 | 2000
1999 | 1998 | 1997 | 1996 | 1995 | 1994 | 1993 | 1992 | 1991 | 1990
1989 | 1988 | 1987 | 1986 | 1985 | Старые
Телевидение


4 месяца, 3 недели и 2 дня

драма

Кристиан Мунджиу

Кристиан Мунджиу

Олег Муту

Кристиан Мунджиу

Анамария Маринка

Лаура Василиу

Влад Иванов

Олег Муту

BAC Films

113 мин.

Румыния

румынский

2007

ID 1032846

«4 месяца, 3 недели и 2 дня» (рум. 4 luni, 3 săptămâni şi 2 zile) — румынский художественный фильм 2007 года, поставленный режиссёром Кристианом Мунджиу. Фильм рисует один день из жизни двух университетских подруг в Румынии времён Чаушеску (1987 год). Одна из девушек на 2-й день 3-й недели 4-го месяца своей беременности пытается сделать нелегальный аборт, однако в центре фильма оказывается не сам этот акт, а тихое самопожертвование её подруги. Фильм стал лауреатом премии «Золотая пальмовая ветвь» 60-го Каннского кинофестиваля.

Действие фильма происходит в 1987, в последние годы правления Николае Чаушеску и представляет типичную ситуацию в Румынии тех лет. Главные героини — две университетские подруги, приехавшие в Бухарест из провинции и живущие в общежитии одного из политехнических вузов столицы. Одна из них — Гэбица Дрэгуц, забеременев, решается на нелегальный аборт, поскольку аборты в Румынии были запрещены. Из-за затягивания с прерыванием беременности, нехватки денег и своей безалаберности, Гэбица соглашется сделать аборт у практически случайного человека с обманчиво забавным именем Бебе. Её подруге приходится компенсировать нехватку денег оказанием ему услуг сексуального характера. Драма разворачивается преимущественно в психологическом плане и имеет несколько незавершённый характер. Главной героиней становится не сама Гэбица, а её подруга, взявшая весь риск на себя.

Фильм был снят на небольшой по современным меркам бюджет (менее 600 тысяч евро). Он задумывался как сатирическая лента под названием «Сказки золотого века»; от этих замыслов осталась бодрая песня социалистических времён в заключительных титрах. После дебюта на Международном Каннском фестивале 2007 в городе Канны (Франция), фильм вышел на румынские экраны 1 июня 2007 года (премьера — на Международном Трансильванском кинофестивале). В международный кинопрокат фильм вышел полностью на языке оригинала (румынском) с субтитрами на языке стран показа картины. Просмотр фильма лицами младше 18 лет нежелателен из-за наличия эпизодов сексуального характера.

Киноэксперты, как правило, относят фильм Мунджиу к «новому румынскому кино». Чаще других фильмов его сравнивают с комедией «Смерть господина Лазареску» (2005), которую снял тот же оператор, Олег Муту. В обоих фильмах каждая сцена представляется снятой за один дубль, создавая впечатление, что действие фильма разворачивается перед глазами зрителя в реальном времени. Отсутствие монтажных склеек внутри сцен отмечает, в частности, Роджер Эберт, который видит в этом знак проведённой режиссёром скрупулёзной работы над выстраиванием мизансцен.

Другие параллели — такие европейские парадокументалисты, как братья Дарденн, Кен Лоуч, Майк Ли (хотя даже по весьма жёстким стандартам последнего, отмечает Эберт, обывательское празднество у госпожи Раду производит впечатление «шоу ужасов»).

Роджер Эберт, обсуждая запредельный инфантилизм героини Василиу, назвал её «самой беспомощной женщиной, когда-либо выведенной в главной роли в фильме о беременности». Актёрская работа Маринки была оценена The New York Times как «сенсация», особо отмечался её «безупречный контроль» над образом. Сходное мнение высказывает кинообозреватель Village Voice: для него работы обеих румынских актрис находятся в своей убедительности «по ту сторону натуралистичности». В сцене празднования дня рождения госпожи Раду, когда Отилия зажата между чужих людей, засыпающих её своими бессмысленными репликами, в воздухе разлито «отчуждение классовое, межполовое и межпоколенческое».

Манола Даргис в The New York Times отмечает гиперреализм Мунджиу: поначалу плохо освещённые коридоры с лающими собаками и звуками бьющихся бутылок представляются случайной вырезкой из повседневной жизни, а не результатом сознательного художественного выбора создателей фильма, но по прошествии времени зритель начинает находить особый смысл в словах и в долгих паузах между ними. Последовательность художнического взгляда — подолгу зависающие паузы, полное отсутствие закадровой музыки — создаёт невероятный уровень напряжения по мере того, как режиссёр проводит зрителя через «лабиринты чёрных как смоль улиц и ещё более тёмных людских поступков». В центре внимания камеры всё время остаётся Отилия, при этом режиссёр воздерживается от оценок, морализаторских спичей и даже крупных планов её лица.

Хотя центральным событием фильма является аборт, Мунджиу не высказывает напрямую своего мнения, предоставляя зрителю самому судить, что ужаснее для женщины — сам этот акт или невозможность осуществить его в достойных условиях. Сравнивая ленту Мунджиу с вышедшим незадолго до неё немецким фильмом «Жизнь других», многие критики полагали, что румынская картина также заострена против тоталитарного режима Чаушеску, ибо наглядно высвечивает царившую в нём атмосферу тотальной лжи, недоверия и страха. Рецензент нью-йоркского Village Voice отмечает, что действие происходит в «обществе, где мало что функционирует и никакое действие (даже захлопывание дверцы автомобиля) не обходится без затруднений». Между тем в опубликованных интервью режиссёр отрицает подобный редукционизм. Его занимает не столько обличение отжившего своё режима, сколько шероховатая судьба главных героинь, в особенности — тема мучительного взросления одной из них:

— Андрей Плахов