Домашняя страница
Актрисы | Актёры | Кинорежиссёры | Сценаристы
Фильмы по годам:
2013 | 2012 | 2011 | 2010
2009 | 2008 | 2007 | 2006 | 2005 | 2004 | 2003 | 2002 | 2001 | 2000
1999 | 1998 | 1997 | 1996 | 1995 | 1994 | 1993 | 1992 | 1991 | 1990
1989 | 1988 | 1987 | 1986 | 1985 | Старые
Телевидение


Автокатастрофа (фильм)

драма / триллер

Дэвид Кроненберг

Дэвид Кроненберг

Дэвид Кроненберг

Джеймс Спейдер

Холли Хантер

Элиас Котеас

Питер Сушицки

Говард Шор

Alliance Atlantis

100 мин / 90 мин

10 млн $

Канада

Великобритания

английский

шведский

1996

ID 0115964

«Автокатастро́фа» (англ. Crash) — художественный фильм режиссёра Дэвида Кроненберга, снятый по мотивам одноимённого романа Джеймса Балларда, написанного в 1973 году. Он рассказывает об одной из форм сексуальной девиации группы людей, получающих сексуальное удовольствие от автокатастроф. Фильм породил многочисленные дискуссии. Сам Дэвид Кроненберг произнёс: «Это опасный фильм. Во многих отношениях».

Реакция на «Автокатастрофу» общественности была крайне противоречивой. В то время как некоторые превозносили фильм за художественную смелость и оригинальность, другие критиковали его за чрезмерную откровенность в изображении сексуальных девиаций. На Каннском фестивале он взял специальный приз за «мужество, смелость и оригинальность». Необычное музыкальное сопровождение к фильму было написано Говардом Шором.

Действие фильма происходит в Торонто. Джеймс Баллард (Джеймс Спейдер), кинопродюсер, потерял связь со своей женой, Кэтрин (Дебора Кара Унгер). В самом начале фильма показывается, как супруги изменяют друг другу, а позже холодно занимаются любовью. Они возбуждаются лишь при обсуждении интимных деталей своих внебрачных половых встреч.

Возвращаясь ночью домой с работы на машине, Баллард сталкивается капотом с другой машиной. Мужчина, находившийся там, погибает. Водитель машины доктор Хелен Ремингтон (Холли Хантер), жена погибшего пассажира, обнажает грудь, либо намеренно, либо из-за возможного приступа или шокового состояния.

В больнице Баллард снова встречает доктора Ремингтон, а также мужчину по фамилии Воан (Элиас Котеас), который проявляет повышенный интерес к аппарату, фиксирующему переломные кости ноги Балларда, и фотографирует его.

После лечения у Ремингтон и Балларда начинается роман, преимущественно разжигаемый их совместным опытом автокатастрофы. Всё, связанное с сексом, у них происходит в машинах. Пытаясь понять, почему они настолько зациклены на автомобильных авариях, они отправляются посмотреть на спектакль Воана, воссоздающий подлинную картину автокатастрофы, в которой погиб Джеймс Дин, с оригинальными машинами и водителями-каскадёрами. Когда представители Министерства транспорта срывают встречу, Баллард убегает вместе с Ремингтон и Воаном.

Баллард становится одним из последователей Воана, для которых машины являются сексуальным фетишем. Они одержимы просмотром видеороликов с испытаниями систем безопасности автомобилей и фотографированием мест дорожно-транспортных происшествий. Баллард сидит за рулём кабриолета «Lincoln», принадлежащего Воану, и едет по городу в том время, как Воан снимает и пользуется услугами уличных проституток, а позже жены Балларда. В свою очередь, у Балларда возникает интрижка с одним из членов группы, Габриель (Розанна Аркетт), красивой женщиной, на ногах которой ограничивающий аппарат из стали. У неё есть шрам, похожий на вульву, на тыльной стороне одного из её бёдер, который Баллард использует вместо влагалища. Фильм демонстрирует не только гетеросексуальные контакты в машинах (или включая их). Во время просмотра видеороликов автокатастроф доктор Ремингтон становится чрезвычайно возбуждённой и начинает трогать между ног одновременно у Балларда и Габриель, намекая на неизбежный триолизм. Воан и Баллард в конечном итоге устремляются друг ко другу и вступают в гомосексуальный контакт. Позже у Габриель и доктора Ремингтон начинается лесбийский секс.

Хотя Воан сначала заявляет о том, что ему интересна «перестройка человеческого тела современной технологией», на самом деле его программа заключается в оживлении философии, гласящей, что автомобильная катастрофа «скорее обогащает, нежели разрушает, служит звеном между умершими и энергией, которая невозможна ни в каком другом виде».

Фильм достигает кульминации со смертью Воана и заканчивается, когда Баллард не совсем умышленно устраивает дорожно-транспортное происшествие, в которое попадает его жена. Автокатастрофа как фетиш, по иронии судьбы, упрочивает брак Балларда. Гладя её раздробленное тело на траве около происшествия, Баллард со своей женой проявляют гораздо больше привязанности друг к другу, чем когда бы то ни было в фильме.

Объявление в Каннах о вручении фильму специального приза вызвало крики протеста. В течение последующего года фильм не мог найти дистрибутора в США. Негласную войну «аморальной» ленте объявил сам Тед Тернер. В британской газете Daily Mail публиковались призывы бойкотировать прокат фильма в Англии. Режиссёр объясняет столь болезненную реакцию тем, что фильм не удавалось запихнуть на готовую полочку с ярлыком — это была не порнография, не научная фантастика, и не обычная голливудская ода сексу и насилию. Показанный зрителю «реальный мир» оказывался совершенно нереальным. По своим исходным данным «Автокатастрофа» напоминала голливудский фильм и в ней играли голливудские актёры, — вспоминает режиссёр. — Но всё остальное — интонации, эмоции, проблематика, фабула, музыка — было чуждо Голливуду. Это сбивало людей с толку, и они не знали, как на это реагировать".

В «Автокатастрофе» я использовал автомобиль не только как сексуальный образ, но и как всеобъемляющую метафору места человека в современном обществе. Это предостережение по поводу залитой светом, соблазнительной и брутальной зоны, которая всё более и более убедительно манит нас с закраинки технологического пейзажа.

Из интеллектуальных критиков Дж. Розенбаум отметил, что фильм о торжестве влечения к смерти снят «мастерски», хотя он и уступает книге. По мнению критика, ограниченность «Автокатастрофы» заложена в исходном материале, где изобилуют монотонные повторения аварий и совокуплений, всё строится вокруг единственной базовой метафоры и зрителю сложно отождествить себя с кем-либо из персонажей. Высоко оценил фильм Дж. Хоберман, отметивший пронизывающее его меланхолическое настроение, в котором тонут намёки на нестандартный, сухой юмор (когда одна машина едет на хвосте у другой, это уподобляется сексу сзади). Сам Баллард благосклонно воспринял киноверсию романа и стал пропагандировать творчество Кроненберга у себя на родине.

Для Кроненберга технологии, в том числе производство автомобилей, — плоды человеческого разума и своего рода естественное продолжение человеческого тела. В «Автокатастрофе» он возвращается к своей излюбленной теме: как современные технологии меняют человека и его сексуальную жизнь. Он отмечает, что в истории человечества наступил момент, когда воспроизводство вида стало возможно искусственными средствами, без помощи секса: «Мы могли бы объявить вековой мораторий на секс и человеческий род не перестал бы существовать». Режиссёр задаётся вопросом о том, каково место секса в новых условиях.

«Автокатастрофа» Дж. Балларда — любимый роман философа Ж. Бодрийяра — рисует мир человечества настолько отчужденным и пресыщенным, что общение и эмоции возможны только путём травматического опыта, такого, как авария. В фантазийном, полуабстрактном мире Балларда и Кроненберга векторы танатоса и эроса совпадают в едином акте соития через созданную человеком технологию. Дж. Розенбаум отмечает, что в фильме человеческая кожа уподобляется гламурно подсвеченной, фетишизированной поверхности автомобилей; камера бесшовно скользит от одного к другому. Как фетиш автомобили и аварии воспринимают «избранные» — тайное общество наподобие бойцовского клуба в романе Паланика.